English  Русский 
Каталог
Валюта:

Пресса

ИЗЯЩНАЯ И РАСПУТНАЯ ФРАНЦИЯ РОКСАНЫ ГЕДЕОН

 

«Сюзанна» -- новая серия авантюрно-любовных исторических романов. «Сюзанна» бросает вызов сериалам «Марианна», «Катрин», «Анжелика» и «Эммануэль».

 

У Гедеона было семьдесят сыновей,

происшедших от чресл его;

потому что у него много было жен.

 

Книга Судей, гл.8.

 

-- Я весь дрожу.

Скажите, кто она?

-- Мадлена де Робен,

по прозвищу Роксана.

 

Эдмон Ростан, «Сирано де Бержерак».

 

 

            1 мая 1770 года в глухой итальянской деревушке родилась черноглазая девочка с золотистыми волосами, а в Париже в этот же день состоялось бракосочетание юного дофина, будущего Людовика ХVI, с Марией Антуанеттой. Деревенский падре окрестил девочку Сюзанной, об отце ее никто не имел понятия, а мать исчезла так же внезапно, как и появилась… Старая Нунча приняла Сюзанну в свою хижину, как раньше приняла пятерых ее братьев от разных отцов.

            «Когда Мария Антуанетта окончила свой парадный туалет, ее пепельные волосы образовали сооружение, возбудившее восторг и зависть всех женщин. Вся залитая сиянием бриллиантов, она была одета в одно из тех изумительных  платьев, которые волшебницы в дни красоты и молодости ткут из солнечных лучей…» Так пишет современник.

            «Нунча встретила нас на пороге… Грязные седые космы выбились из-под серого чепца, рваный передник замаслен, широкие рукава рубахи закатаны до локтей…» Так пишет Роксана Гедеон.

            Можно ли было предугадать, как обернется судьба? Представить себе, что грязная и вечно голодная деревенская сирота войдет в королевский двор и станет фрейлиной Марии Антуанетты, было так же немыслимо, как невозможно было вообразить, что самая блистательная женщина Франции – королева окончит жизнь на грязном эшафоте под улюлюканье пьяной толпы…

            Но все это будет потом. А пока дофин созревал для брака, в Версале царила, играла любовь – в самых изысканных, самых утонченных и самых грубых ее проявлениях. Графиня Дю Барри разделила королевское ложе, и Людовик ХV познал с ней такие неведомые наслаждения, что на другой день, еще не придя в себя от изумления, поведал о них герцогу Ноайлю. Немилосердный герцог охладил короля:

            -- Ваше величество, разве вам никогда не приходилось бывать в публичном доме?..

            Весь двор и все французское дворянство было у ног Дю Барри. Принц Конде подавал ей ночную посуду, а папский нунций и духовник короля надевали ей туфли, когда она, нагая, поднималась с постели.

            -- Доброе утро, монсеньор, -- говорила графиня, ослепительная в своей природной безупречности, -- я встаю для вас…

            На что посланник папы смиренно отвечал:

            -- А ложитесь для другого…

            Эти милые сцены заимствованы из «Рукописных рассказов о графине Дю Барри, найденных в бумагах графа ***, просмотренных и снабженных замечаниями Эмиля Кантреля». Их обильно цитируют многие французские авторы.

            Нас же интересует только один автор – Роксана Гедеон. Именно она написала удивительную книгу, которая только что увидела свет благодаря стараниям издательства «Книжная палата» и которую я держу в руках – «Фея Семи Лесов».

            Я держу эту книгу в руках… Я читаю ее снова и снова и… не могу понять: откуда, когда и как возникла эту книга?!

            Откуда, когда и как возникла Роксана Гедеон?

            Я не случайно поместил два эпиграфа в начале. Это – единственные и слишком косвенные улики. Потому что ни в каталогах библиотек, ни в энциклопедиях, ни в словарях не упомянута Роксана Гедеон.

            Пришлось обратиться в издательство. Ведь откуда-то книга взялась!

            Издательство хранит свою тайну.

            -- Она что, от библейского Гедеона?

            -- Ну кто же может заглянуть так глубоко?!

            -- Она француженка?

            -- Скорее – нет…

            -- Роксаной звали жену Александра Макендонского, он нашел ее в Персии… Может, она персиянка?

            -- Ну, вы хватили!

            -- Что – русская?

            -- С чего бы?

            -- Но ей присущи ум и красота Роксаны… Македонской?

            -- О да! И автору, и главной героине.

            -- Так что, она… жива?

            -- Любой писатель жив, пока его читают.

            Не могу не упомянуть, что этот шизофренический диалог я вел не с кем-нибудь, а с главным редактором «Книжным палаты».

            Тут я ухватился за «копирайт». Он принадлежит издательству, и, значит… Но что же, черт побери, это значит?!

            -- Вы видите, -- сказал мне главный редактор, -- на переплете – дама, а перед ней, в почтительном поклоне, склонился кавалер. Это не фотография. Это рисунок. Но это – рисунок документальный. Он запечатлел тот момент, когда Роксана Гедеон передает право на издание романа литагенту «Книжной палаты».

            С ума сойти!

            -- Но скажите же, ради Бога, хотя бы одно: это – перевод? С какого языка?! Кто переводчик?! Ведь не станете же вы утверждать, что это писано по-русски?!!!

            -- Друг мой, -- ответил главный редактор, -- разве для Тургенева или Набокова существовала проблема национального языка? Это написано на языке литературы.

            …Оставим  издательству самому объясняться с читающей публикой. Или пусть иной, более дотошный и терпеливый рецензент попытается вытянуть каким-либо способом какое-либо подобие истины.

            Обратимся к роману. Я потому и взялся писать эту ни на что не похожую «рецензию», что меня бесконечно увлекла и пленила удивительно живая и неправдоподобно убедительная история жизни Сюзанны Маргариты Катрин Анжелики де ла Тремуйль, которая только еще начинает разворачиваться в книге «Фея Семи Лесов» и, как мне сказали в издательстве, продолжена в романе «Валтасаров пир», уже одевающемся в переплет, а затем будет длиться и длиться в целой серии романов под общим названием «Сюзанна». Не берусь быть пророком, но про себя убежден, что перед этой «Сюзанной» померкнет слава «Анжелики», не говоря уже о прочих «Марианнах»… Ибо эта история – из первых рук и – вся! – основана на подлинных фактах. Недаром я вспомнил документальные свидетельства эпохи.

            Хотя, конечно, факты еще не делают романаю А «Фея» -- это настоящий, истинный роман. Тут интрига и характеры, закрученность сюжета и страсть, любов и… Да! И эротика. Кому-то покажется, что эротики здесь в избытке. Кому-то ее не достанет… На самом же деле эротики в роман столько, сколько есть ее в жизни. А в жизни избытка эротики не бывает. Бывает мало…

            Но чем особенно хорош этот роман, так это тем, что, помимо исторической фактуры и роковых страстей, в нем есть волшебная и неувядаемая сказка о том, как Золушка превратилась в принцессу. Верно сказал Сирано де Бержерак:           

            Ведь только в сказках и найдешь,

            Что вдруг сбываются несбыточные грезы,

            Что бедный принц-урод становится хорош,

            А мы живем ведь в мире скучной прозы…

 

Ефим ТРОФИМОВ, «Книжное обозрение», 1 марта 1994 года.





Роксана Гедеон. СКАЗКА О ЗОЛУШКЕ

 

Александр Введенский, «Новое книжное обозрение», декабрь 1995 года

 

Начало этой истории восходит к событиям двухлетней давности. Тогда издательство «Книжная палата» начало выпуск серии авантюрно-любовных исторических романов под названием «Сюзанна». Был как бы брошен вызов «Анжелике», «Марианне» и «Катрин» вместе взятым. Сериал об амурных похождениях фрейлины знаменитой Марии Антуанетты с завидным постоянством пополняется книга за книгой. Еще бы: захватывающий исторический фон – эпоха Великой французской революции, юная обольстительная аристократка, интриги, любовь и страсть, элементы, так сказать, эротики…

Корреспонденту «НКО» удалось встретиться с загадочной Роксаной – и отнюдь не в Париже, а с декабрьской холодной заснеженной Москве, почти накануне Нового года, когда, кажется, все вокруг состоит из сюрпризов, приятных ожиданий и счастливых совпадений. Разговор, впрочем, был вполне серьезен…

 

-- Роксана…

-- Вообще-то я Оксана. По паспорту – Оксана Михайловна Гедеон. Только к имени я прибавила букву «р». Живу сейчас в Киеве. Мне 22 года. Вот и все пока что. Остальное – в будущем.

-- А как началось ваше писательство?

-- С детства, со школы мне хотелось писать, и я писала – с 15 лет. Потом, когда перестала стесняться, решила обратиться в издательство. Два года разные издательства кормили меня отказами, пока в «Книжной палате» не заинтересовались романом. Как новичку мне повезло. Может быть, потому что тема – серии любовных женских романов на исторической почве – считается нынче «продажной».

-- А почему именно Франция, Французская революция? Вам чем-то близка эта эпоха?

-- Я никогда не могла объяснить толком – почему. Может быть, в прошлой жизни я жила в то время и сейчас хочу об этом рассказать. Меня тянет на необычные темы, связанные с историей.

-- Откуда ваше знание фактуры – вплоть, извините, до интимных деталей женских туалетов того времени?

-- Из библиотек. Я хожу в библиотеку – и там изучаю. Читаю книжки. Я хорошо знаю, о чем пишу.

-- Все-таки расскажите чуть подробнее о своем жизненном пути…

-- Я закончила школу, сразу поступила в Киевский театральный институт – на кинофакультет, специальность «киноведение». Но академическое образование оказалось не очень-то и нужным. То, что мне нужно для творчества, я дополнительно изучаю сама.

-- Что сейчас пишете?

-- Чисто исторический роман. Серьезный. XV век. Средневековье. Когда, говоря высоким штилем, средневековые устои рушились и в Европе зарождался капитализм… Подробнее не буду говорить – еще не закончила.

-- Вам как автору важнее историческая ситуация, фон или переживания ваших героинь, героев?

-- Важно и то, и другое. Исторический пласт я беру потому, что он мне интересен, хочется его изучить, почувствовать дух времени. Чтобы я была там своя. А поскольку каждый писатель выражает, как правило, себя, мне очень важны переживания моей героини.

-- То есть, вы пережили все то, что переживает ваша Сюзанна из одноименного сериала?

-- Конечно, всего я не могу ощутить – у нее там ситуация на грани жизни и смерти. Но – переживаю вместе с ней. А некоторые вещи просто автобиографичны.

-- Для кого вы пишете?

-- Я пишу для женщин. Мои книги – сказка о Золушке. Все ведь в конце концов хорошо кончается.

-- А вас нельзя назвать такой Золушкой?

-- По-моему, нельзя…. Нет, нет, нет! Когда я писала о Сюзанне, я выражала мечту многих женщин, их романтический идеал. Сама я в жизни стараюсь быть прагматичной – правда, не знаю, насколько это удается… И жизнь, и любовь я принимаю такими, какие они есть, -- не мечтаю о принцах, о каких-то безупречных мужчина… Но многие мечтают. И я хотела показать, что такая мечта может исполниться.

-- Что в вашей жизни самое важное?

-- Мое творчество. Я не могу им пожертвовать ни ради чего-то, ни ради кого-то. Если у меня будут дети – в будущем – только ради них!

-- Что вам нужно для вашей творческой работы?

-- Я должна иметь много свободного времени, как можно меньше дел; перед этим все хорошо продумать, попереживать. Меня ничто не должно беспокоить. На углу стола я писать не могу!

-- Ваши правила постоянны или варьируются?

-- Мне 22 года, и я не могу говорить о каких-то своих твердо установившихся правилах. У меня еще все в процессе то ломки, то роста, то изменения. Когда мне будет лет 50, я смогу сказать, чего я четко придерживаюсь, а чего нет…

-- Ну, надеюсь, что и тогда и вы, и я будем думать, что у нас все еще впереди…

-- Просто все изменяется. Мне даже тексты, написанные месяца три назад, уже не очень нравятся. То есть я уже чуть-чуть подросла…

 

 

На этом наш разговор не закончился – мы поговорили еще о любви, и счастье, чуть-чуть – о мечтах, вкратце – о политике; о том, какой показалась Оксане сегодняшняя Москва, о судьбе писателя на Украине и в России. А на следующий день 22-летняя писательница отбыла в самостийный Киев – писать о средневековье, в котором люди любили и ненавидели, радовались и плакали, разочаровывались и снова мечтали о лучшем. Совсем как мы.

ФРАНЦИЮ, КОТОРОЙ УЖЕ НЕТ, ОНА УВИДЕЛА ВО СНЕ

Лилия Брудницкая «Зеркало недели» №10, 08 марта 1997

Впечатление было настолько сильным, что она начала писать...

Так возникли шесть романов о Франции времен Великой Французской революции. Их издание принесло московскому издательству прибыль, а автору, молодой писательнице Роксане Гедеон, признание и популярность.

Интерес к романам среди читателей был столь велик, что перенесся и на личность автора. Кто скрывается за именем Роксана? Издательство провело викторину на эту тему. Были версии о «бригадном подряде» (как Козьма Прутков), о мэтрах, спрятавшихся за псевдоним, об иностранном происхождении Роксаны. Но, пожалуй, самым оригинальным и фантастичным оказалось предположение о том, что автор этих книг — Раиса Максимовна Горбачева.

На самом деле Роксана Гедеон никакая не Раиса Максимовна. Ее настоящее имя — Оксана, ей 23 года, живет в Киеве и работает на имидж и карман издательств России. Она обращалась в украинские издательства. Одно из них раскритиковало произведения Оксаны в пух и прах, остальные или критиковали, но более мягко, или поддерживали чисто морально, жалуясь на отсутствие средств. Московские же отнеслись к юной писательнице более внимательно; одно из них — «Книжная палата» — превратило рукописи в долгожданные книги. И не ошиблось.

Оксана подписывает книги псевдонимом Роксана. Всего одна буква, добавленная к имени, привносит какой-то восточный колорит. Роксана... Так завали дочь персидского царя Дария, жену Александра Македонского. Возможно, поэтому мне виделась черноволосая персиянка с темными, как ночь, глазами. Реальная Оксана оказалась удивительно светлой. Это первое мое ощущение. Хотя волосы у нее все же темные. А с псевдонимом все просто — так красивее, романтичнее.

Писать Оксана начала со второго класса. Первые попытки выражались в стихах. Однако победила проза. Но до сна, который стал посылом, потребность писать выражалась в неоконченных произведениях и романе, по ее словам, «детском». Ей всегда нравились французские книги, французское кино, наверное, какая-то частичка ее души жила двести лет назад, видела извилистые парижские улицы и прекрасных дам в золоченых каретах, и толпы обезумевшего народа на площадях, и порыжевшие от крови косые зубы гильотин. В 1989 году Оксана побывала в Новгороде. После прогулки по Кремлю она задремала. И увидела во сне героиню своего романа, ее судьбу, события Французской революции, даже Робеспьера. Волшебный сон продолжался и ночью.

До сна периодом революции в истории Франции Оксана не интересовалась. Ее видения были словно ниспосланы свыше. И она начала писать. Так создала цикл из шести романов. Главная героиня — принцесса Сюзанна проходит через страшные испытания и помогает автору показать гибель старой Франции и рождение в муках, новой, открывающей кровавый век войн и революций.

Ее Сюзанна — воплощение судьбы французской аристократии. Начинает она блестяще в окружении иллюзорного мира придворной жизни в Версале. Дворяне тех лет презирали простолюдинов, денег не считали, по меткому выражению Оксаны, даже не знали, сколько ливров в луидоре. Вихрь легкомыслия, расточительности, увеселений, роскоши бушевал в раззолоченных залах дворцов. И, в то же время, именно аристократы поддерживали такие личности, которые способствовали разрушению устоев «старого мира». В чем-то ее судьба похожа на приключения Скарлетт, но героиня Роксаны Гедеон мягче ее, «нормальная женщина в ненормальных условиях». Может, поэтому и обретает счастье.

Оксана серьезно изучала период, когда жила ее героиня, прочитала и просмотрела много книг и стала практически специалистом по Французской революции. Вымышленная принцесса окружена исторически реальными героями. В отличие от многоликой «Анжелики», где на первом плане авантюрно-приключенческая сюжетная линия, а исторические события служат лишь фоном или предлогом для сюжетных поворотов, Оксана стремится показать историческую эпоху. Для наглядной демонстрации буржуазности революции писательница создает образ банкира. Она по-новому осмыслила фигуру Робеспьера, поменяла «плюс» на «минус».

Те, кто любит историческую прозу, наверняка уловили серьезную историческую основу романов Оксаны Гедеон.

Один из героев телекомедии «Операция «С Новым годом» все время жаловался: вот, мол, вам всем хорошо, вы веселитесь, а я прикован к инвалидному креслу. Когда же он чудесным образом исцелился, ныть не перестал, находя новые причины.

Украинская книжная индустрия очень похожа на этого героя. Раньше жаловались: свободы нет, теперь — денег нет, печатать некого, наши книги не читают. Из всех видов издаваемых в Украине книг спросом пользуется лишь учебная литература, справочные издания и детские книги. Российские (в основном московские) издательства успешно «наступают на пятки» нашим, ощутимо теснят их на книжном рынке. Продукция российских издательств популярна, чему способствует продуманная рекламная кампания. Украинские издательства терпят поражение практически на всех фронтах книжного рынка. И — жалуются. Их состояние действительно плачевно, однако это не оправдывает их бездеятельности. Пора признать, что издательство должно само зарабатывать деньги, иначе — не выжить. Россияне уловили эту примету времени, в результате их литература переживает период бурного развития, активно пополняется произведениями интересными, популярными, массовыми, дающими огромные прибыли издательствам. Отсюда и развитие сети издательств. Украинцы же жалуются и бездействуют. Таланты есть и у нас. Просто наши издательства ведут себя как герой басни — «слона-то я и не приметил».

Причины такого поведения глубинны. Проблема не в том, что печатать некого. В Украине много ярких и талантливых писателей. Но... Украинские издательства еще не умеют работать в новых условиях. В России книгоиздательская индустрия развита сильнее, легче с бумагой, экономические реформы пошли глубже.

Возможно, виной всему и особенности национальной литературы. Многие украинские писатели не дотягивают до уровня элитной прозы и в то же время не могут писать для широкого круга читателей. Эта «срединность» губительна не только для ни самих, но и для издательств. Почему-то многие боятся характеристики «массовое» произведение. Но ведь массовое — не всегда синоним плохого. Если книга интересна, увлекательна, да еще и обобщает массу исторических сведений — это, безусловно, положительное явление. Украинские литераторы пытаются замкнуться. Нужно наоборот больше общаться с читателем, изучать его вкусы, интересы, приучать к хорошей, качественной прозе и поэзии.
Оксана Гедеон хочет издаваться в Украине. Есть у нее украиноязычный вариант французского шестикнижия. Но жизнь во Франции закончена. Уже два года писательница работает над новой книгой об Англии времен войны Алой и Белой розы. Этот роман будет в большей степени исторический, чем предыдущий. Затем Оксана хочет заняться Киевской Русью. Кто издаст ее книги?..  

(пусто)
 
БЛОГ
Голосование
Вы предпочитаете читать книги:
Работает на основе WebAsyst Shop-Script