English  Русский 
Каталог
Валюта:

БЛОГ RSS 2.0

Убийство Его Величества Людовика XVI: 225-я годовщина

Казнь короля Людовика XVI

Автор Владимир Куковенко

Казнь Людовика XVI

 

(Из неизданной  книги «Оккультизм Великой французской революции»)

                                  

 

220 лет назад, 21 января 1793 года, был казнен  Людовик XVI  (1754-1793), шестьдесят шестой по счету король Франции. Правление его продолжалось 6666 дней.

Это был, если и не блестящий, то достаточно привлекательный монарх:  образованный, умеренный   в своих запросах, не склонный, как его предшественники, к постоянным развлечениям, стремившийся к пользе королевства и облегчению жизни своего народа. Но, тем не менее,  после революции карающее правосудие (правосудие ли?)  Франции обрушилось на него и его семью. Был казнен сам король и его супруга Мария-Антуанетта, наследник престола Шарль-Луи умер при невыясненных обстоятельствах, казнена сестра Людовика, Елизавета, и несколько принцев и принцесс.

   Знакомясь со  многими странными событиями, предшествующими падению французской монархии, невольно приходишь к мысли, что расстройство финансов и личная нерешительность Людовика XVI, не смотря на все заверения историков,  не были теми главными причинами, которые привели к революции. Истинная причина разрушения монархии кроется  в другом - в широком распространении масонства. Именно масоны, десятилетиями маскируя свою деятельность просветительскими целями, призывая ко вселенскому братству и свободе от религиозных оков, упорно расшатывали духовные устои королевства,  стремясь к насильственному изменению   общества на основе неких оккультных начал.

Что это были за начала, и каково было в чистом виде это оккультное учение (или религия) – остается только гадать, поскольку полностью осуществить свои начинания французским масонам в то время так и не удалось. Слишком быстро  они были сметены бурными  событиями своего века.  Но их появление, даже на краткий миг, знаменовало  начало   новой эры  в истории  не только Франции, но и всего человечества - эры оккультизма. Масонское утро разгоралось над  миром. И начало его, вопреки лозунгу его лидеров - «свобода,  равенство, братство!» - несло с собой страдания и тиранию целым народам. И самая характерная особенность строительства нового масонского миропорядка  -  свобода, равенство и братство  обязательно окроплялись  потоками человеческой крови.

Есть все основания считать, что многочисленные казни в революционной Франции носили  ритуальный характер.  В том числе и казнь   короля Франции.

                                               

 

                                          ***

Людовик, получивший при рождении титул герцога де Берри, был вторым сыном дофина Людовика (старший брат его умер в 1761 г.). Отец и мать очень требовательно относились к воспитанию своих детей. Людовик по семь часов в день занимался латынью, историей, математикой. Два раза в неделю его успехи придирчиво проверял отец. Строгое воспитание, даваемое дофину, не нравилось его деду Людовику XV, да и многим другим казалось чрезмерным. Тем более, что Людовик вовсе не отличался ни крепким здоровьем, ни особенными способностями. Он рос хилым, болезненным подростком с большими голубыми глазами и неровными зубами, недоверчивым, робким и несчастным выражением лица, переваливавшейся походкой и высоким гнусавым голосом.

 В 1765 г. после смерти отца он сделался наследником престола, а спустя девять лет — королем. К этому времени уже ясно выступили три отличительные черты его характера: застенчивость, скрытность и благотворительность. Насколько он был сдержан с королем, своим дедом, и особами королевского дома, настолько же он был общителен с подчиненными. Особенно бывал он доволен при встрече с рабочими во дворе дворца или в саду. Его расспросам об извести, о плотницкой работе, о мостовых не было конца. Если случалось, он охотно помогал передвигать бревна или перетаскивать камни. Особенных успехов дофин достиг в кузнечном и слесарном искусствах. Сильную страсть он имел также к охоте. Игра, шумные удовольствия и театральные представления мало занимали его. Любимыми занятиями его были черчение географических карт и точение разных изделий из железа.

Обстановка его покоев очень много говорила о характере короля. В вызолоченной зале были развешены чертежи каналов, прорытых по его распоряжению, находилась модель Бургундского канала и описание работ в порту Шербурга. В соседней комнате хранилась коллекция географических карт и глобусов. Здесь же находились карты, весьма искусно сделанные самим королем или только начатые им. Рядом располагался столярный зал, в котором, кроме токарного станка, было множество разных инструментов (они достались ему по наследству от Людовика XV). В библиотеке, помещавшейся этажом выше, имелись все книги, изданные в его царствование. Дальше шла большая библиотека, где хранились издания и рукописи, принадлежавшие прежним королям со времен Франциска I. В двух отдельных смежных кабинетах находилось множество других интересных книг, собранных им самим. Между прочим, тут помещалось большое количество английских сочинений, которые Людовик всегда с удовольствием читал (в том числе и отчеты о заседаниях парламента). В отдельных шкафах хранились бумаги, относящиеся к каждому из европейских правящих домов: Габсбургскому, Ганноверскому, Романовых и другим. Над библиотекой помещалось любимое убежище короля. То была мастерская с кузницей и двумя наковальнями, множеством замков и разных железных инструментов. Еще выше был бельведер с особым свинцовым полом, где король, сидя в кресле, с помощью отличной зрительной трубы наблюдал за всем происходящим в Версале, а также вдоль дороги, идущей в Париж, и в самом Париже, насколько это было возможно. Дюре был почти единственным служителем, исполнявшим все личные приказания короля. Он помогал Людовику в уборке столярной комнаты, точил и чистил инструменты, мыл наковальню и оклеивал географические карты.

Хотя Людовик родился с довольно слабым здоровьем, но работа и движение, которым он постоянно предавался, развили в нем достаточную силу. Память у короля была замечательная. Он хранил в своей голове бесчисленное множество имен и названий местностей. Цифры и их значения запечатлялись в его памяти с удивительной четкостью. Однажды в предложенном ему отчете был помещен предмет, уже оплаченный в предыдущем году. «Это написано во второй раз, — сказал Людовик, — принесите мне прошлогодний отчет, я вам докажу». Отчет был представлен, и король без затруднений отыскал желаемое. Справедливость и честность составляли неотъемлемые достоинства Людовика. Он становился строг до грубости, если имел дело с кем-нибудь, подозреваемый в обмане. Тогда он сердился, кричал, топал ногами и требовал повиновения. Мышление его всегда отличалось последовательностью и ясностью: все, написанное им, всегда правильно разделялось по статьям.

Король безмерно скучал в театре, не любил балов, ложился спать в одиннадцать вечера и вставал в шесть утра. День его в основном был заполнен молитвой и работой. Выпив с утра лимонного соку и съев сухой хлебец, он совершал короткую прогулку. В восемь утра происходил публичный подъем. Затем Людовик направлялся в кабинет и работал со своими министрами. В час дня он слушал мессу и шел обедать. Как правило, блюда были самые простые. Пил король обычную воду.

Отдохнув немного, Людовик вновь возвращался к делам и работал до семи вечера. Затем до девяти проходило заседание Государственного совета. Поужинав, Людовик около одиннадцати ложился спать.

Мария-Антуанетта с детьми

Современники очень строго судили Людовика. Его буржуазные добродетели многим казались смешными и никчемными, тем более что он не имел черт характера, необходимых для короля. Главными недостатками его были слабая воля, робость, нерешительность, вечные колебания и отсутствие энергии. Эпоха требовала государя совсем с другими качествами. Людовик принял власть в тяжелое время: казна была пуста, королевство отягчено долгом в четыре миллиарда ливров, народ придавлен повинностями и жил в ужасной нищете. Людовик очень хорошо сознавал, что бедность народа была главнейшим несчастьем его времени. У него было доброе сердце и искреннее желание прекратить бедственное положение подданных, но он не имел ни умения, ни дарований для того, чтобы избрать к этому, верные пути. Главная беда Франции, с которой безуспешно боролось правительство в течение всего царствования Людовика, было сильное расстройство финансов. Хотя король имел в своем распоряжении хороших финансистов (быть может, лучших из тех, какие были во Франции на протяжении всего XVIII века), это несчастье так и не удалось поправить.

(Из книги: Константин Рыжов. Все монархи мира. Западная Европа. Москва, 1999 г).

 

                                                  ***

 

Что же дает основание предполагать, что казнь короля Людовика была ритуальной?

Остановимся на событиях, предшествующих этой казни.

Последовавшие вскоре за победой революции 1792 года события переполнены кровавыми драмами. 17 августа был создан Чрезвычайный трибунал для борьбы с контрреволюцией. По решению этого карательного органа были  произведены аресты роялистов, т.е. сторонников монархии, как правило, представителей дворянства и аристократии. В ночь на 2-е сентября начались их казни – точнее, зверская бойня, которая продолжалась до 5-го числа. Несколько тысяч человек, практически весь цвет французского дворянства, были казнены за эти три дня.

           Сентябрьские убийства в Париже

   Это было жестокое и бессмысленное уничтожение, не имеющее серьезных политических мотивов для своего проведения. Со дня штурма Бастилии и ограничения королевской власти прошло более трех лет, в течение которых роялисты не сделали ни одного шага в защиту монархического режима. Даже дворянское общество за это время полностью согласилось с мыслью о ненужности королевской власти. Поэтому революция 10 августа вряд ли вызвала бы мощное контрреволюционное движение среди высшего сословия королевства. Как показали  дальнейшие события, решительных защитников абсолютизма во Франции было не так уж и много.

    Поэтому события 2-5 сентября надо рассматривать в ином свете. Я уверен, что это было не что иное, как кровавое жертвоприношение неким масонским кумирам, имена которых так и остались неизвестными.

    В это трудно поверить, поскольку человеческий разум отказывается воспринимать продуманную холодную рассудочность подобных действий. Нам  психологически проще объяснить преступления взрывом массового негодования, накопившейся ненавистью народа и т.п. Поэтому  историки, описывая эту расправу над заключенными, начавшуюся почему-то ночью, объяснение и оправдание ей ищут в неумении толпы сдержать свои страсти. Но ведь кто-то поднял эту толпу и привел ее ночью к тюрьмам, открыл тюремные ворота и двери камер, указал толпе на ее подлинных (или мнимых!)   врагов…

    Можно во всем этом видеть лишь разнузданные страсти толпы, подчиняющейся настроениям откровенных  изуверов и садистов. Но примечательно то, что все  убийцы и палачи, участвовавшие в сентябрьской резне,  были заранее наняты и получали за свои зверства установленную плату! В 1795 году, после уничтожения якобинской диктатуры, было проведено следствие  по поводу сентябрьских событий, которое и установило факты найма подобных изуверов. В частности было  установлено, что в убийстве принцессы де Ламбаль,  любимицы королевы Марии-Антуанетты, так же погибшей в эти дни, принимало участие 13 заранее нанятых человек. Весьма любопытно и то, что принцесса де Ламбаль состояла в масонской ложе.*

  

  *Мария-Тереза-Луиза герцогиня Савойская, принцесса де Ламбаль (1749-1792), потомок французских королей, одна из наиболее знатных и богатых женщин Франции,   была избрана в 1781 г. великой мастерицей одной из масонских лож. Впоследствии она состояла обер-гофмейстериной  при дворе Марии-Антуанетты и была ее близкой подругой. После революционных выступлений в Париже в 1789 г. она уехала в Лондон, но движимая  искренней привязанностью  к  Марии-Антуанетте и состраданием к ее судьбе, вернулась, чтобы поддержать королеву в трудную минуту жизни. После переворота 10 августа она была арестована, отправлена в Тампль вместе с королевской семьей, но 20 августа ее перевели в тюрьму Ла Форс, где уже содержалось большое количество проституток, воровок и несколько французских аристократок. Через две недели, 3-го сентября, начались  их   казни.

 

 

Убийство принцессы де Ламбаль

 

Убили ее самым зверским образом и тело расчленили на несколько частей.  Одновременно с ней было убито множество аристократов, но  их тела не подвергались  подобному глумлению.

Можно сделать вывод, что убийство принцессы было заранее подготовлено и носило, скорее всего, ритуальный характер. Ее убили в силу того, что она принадлежала к королевской  фамилии. Другая причина заключалась в том, что она, как великая мастерица, могла разоблачить масонские тайны. Ее не расстреляли, не гильотинировали, не выдали толпе, которая могла ее и пощадить, но отдали в руки заранее оплаченных палачей, которые  предали ее смерти с соблюдением какого-то жуткого ритуала.  И последнее особенно было важно ее судьям. Об этом свидетельствует следующий эпизод.

  После убийства принцессы, барабанщик Эрвелен доставил в Законодательное собрание бумажник убитой, найденной им в обрывках ее платья. Его направили в Наблюдательный комитет общественной безопасности, где он и сдал свою находку. Здесь же его и допросили, причем задавали  следующие весьма странные вопросы:

«Кто держал на конце пики голову или какие-либо другие части тела принцессы?

Не лежала ли голова вышеупомянутой женщины на прилавке кабачка, где они выпивали?

Не было ли изжарено сердце бывшей принцессы Ламбаль по требованию людей и даже его самого в топившейся печке в этом заведении и не ел ли он затем этого сердца?

Не носил ли он на острие своей сабли половые органы Ламбаль?

Не принимал ли он участия в процессии, которая ходила по улицам с головой и другими частями тела убитой?»

 По характеру этих вопросов можно понять, что человек, который допрашивал Эрвелена, интересовался ритуалом убийства принцессы и соблюдением определенного порядка глумления над ее телом. Видимо, каждая деталь убийства была заранее обговорена с наемниками-изуверами, и теперь комиссар подтверждал их через свидетелей.

Толпа требует, чтобы Мария-Антуанетта поцеловала голову де Ламбаль

   Особенно страшно звучат слова о сердце принцессы, которое должно было быть съедено. В такое изуверство трудно поверить, но в истории Великой французской революции мы находим подобные примеры. Робеспьер бывал в гостях у некого  Жан-Жака Артура, члена Коммуны, прославившегося тем, что он велел зажарить и съел сердце одного швейцарца, защитника дворца Тюильри, казненного им 10 августа 1792 года. Возможно, это было частью  какого-то жуткого  ритуала тайных сатанинских культов, введенных революцией.

    После этих массовых убийств аристократов, настала очередь и короля.

20 сентября Законодательное собрание самораспустилось, уступив место избранному на основании закона 10 августа Национальному Конвенту, имевшему неограниченные полномочия как законодательной, так и исполнительной власти. На втором заседании 21 сентября Конвент принял закон «об упразднении королевской власти во Франции». Особой комиссии было поручено рассмотреть бумаги короля, найденные в Тюильри, и его переписку с братом, графом Прованским, находившимся в армии роялистов. 6 ноября комиссия доложила, что нашла достаточно улик для того, чтобы обвинить короля в измене и предать его суду (действительно, найдены были письма, из которых явствовало, что Людовик призывал чужеземные армии напасть на Францию).

7 ноября вопрос о суде был решен утвердительно. 3 декабря Конвент образовал специальную комиссию из 21 человека для подготовки обвинительного доклада. Он был представлен 10 декабря, обвинительный акт — 11-го. Людовик, приведенный в Конвент, должен был ответить на 33 вопроса, касавшихся его поведения во время, главных событий революции. Он спокойно отрицал все возводимые на него обвинения.

  Прения о виновности короля продолжались до 15 января 1793 г. В этот день перед депутатами были поставлены три вопроса. На первый из них: «Виновен ли Людовик Капет в заговоре против общественной свободы и в посягательстве на безопасность государства?» — Конвент почти единогласно ответил утвердительно. Затем был предложен второй вопрос: «Должен ли быть передан на утверждение народа приговор, произнесенный Конвентом над Людовиком Капетом?» Большинство депутатов ответило на него отрицательно. Вынесение приговора было отложено на два дня. 17 января в ответ на вопрос: «Какому наказанию должен быть подвергнут Людовик Капет», 387 депутатов проголосовало за смертную казнь, а 334 — за тюремное заключение.

Вопрос о том, какое количество депутатов проголосовало за смертную казнь короля, довольно темен. Есть серьезные свидетельства того,  что  на первых голосованиях это решение не прошло. Некие силы, желавшие смерти короля, применили и подкупы, и подтасовки, и, даже, тайные убийства некоторых депутатов. В конечном итоге, смертная казнь с незначительным перевесом голосов была утверждена. Некоторые современники  тех событий оставили свидетельства того,  что решение было вынесено с перевесом всего в один голос! 

Казнь короля  назначили  на 21 января.

По свидетельству Мальзерба, Людовик, узнав о решении Конвента,  остался спокоен и сказал: «Смерть меня не страшит, я уповаю на милосердие Божие».

Он написал завещание, а также посмертные письма родным и близким. Затем он простился с женой и сыном, утешая которых сказал: «Успокойтесь, друзья. Будем лучше благодарить Провидение, приведшее меня к концу страданий».

За день до смерти он отслушал литургию и приобщился святых тайн.

 Утром 21 января Людовика доставили на место казни. Когда его возвели на эшафот, он повернулся к толпе и произнес твердым голосом: «Я умираю невиновным во всех преступлениях, в которых меня обвиняют, и молю Бога простить врагам моим». Однако слова его не произвели на чернь никакого впечатления. Через минуту нож гильотины отсек ему голову. Когда ее показали толпе, площадь содрогнулась от неистовых криков: «Да здравствует нация! Да здравствует республика!».

Король принимает причастие перед казнью

 

Толпе показывают голову казненного  короля Людовика

На ритуальный характер казни короля указывает один эпизод, который обычно никогда не упоминается историками.  Когда голова монарха под ножом гильотины упала в корзину с опилками, какой-то человек в черном вскочил на помост, омочил руки королевской кровью и выкрикнул в толпу: «Жак де Моле! Ты отомщен!»

Здесь надо пояснить, что далекий предок Людовика  XVI, Филипп Красивый,  уничтожил орден Тамплиеров на территории Франции. После нескольких лет заключения, 18 марта 1314 года были казнены и высшие чины ордена вместе с  великим магистром Жаком де Моле. Король повелел их сжечь. Впоследствии появилось много мистически окрашенных легенд, связанных с деятельностью и тайнами этого ордена.

Масоны нового времени, увлекавшиеся подобной мистикой, охотно включили орден Тамплиеров и Жака де Моле в свои посвящения. Характерно, что в адептах этого посвящения  сознательно воспитывали незатухающую ненависть к тронам и алтарям.  Видимо, даже  столетия не смягчили в сердцах  новых тамплиеров жажду мести, унаследованную ими  от своих предшественников. Примечательно, что главным лозунгом революционной Франции становятся слова масонов тамплиерского посвящения  – «смерть тронам и алтарям».

Жак де Моле

Можно, конечно, предположить, что на эшафот, где только что произошла казнь короля, поднялся не назначенный специально для этого случая  высокопоставленный масон, а всего лишь излишне экзальтированный поклонник мистических учений.  И произнес он спонтанно слова о свершившейся мести, которые совсем не отражают ни настроения, ни официальной позиции масонских лож…

И в самом деле, какая связь между этими казнями?..

Если бы масоны хотели подчеркнуть  ритуальный характер убийства короля, то могли бы его гильотинировать,  предположим, 13 октября (в этот  день в 1307 году начались аресты тамплиеров), или 18 марта, в день сожжения Жака де Моле.

 Более выразительной выглядела бы эта казнь, отнеси ее масоны на следующий 1794 год, Тогда бы она свершилась в год  480-летия  смерти  великого магистра.

 В этом же 1794 году  наступала и другая  примечательная годовщина – 666-летие официального утверждения ордена Тамплиеров (утвержден 14 января 1128 года на соборе в городе Труа).  Казалось бы, если  французские масоны  были поклонниками темных культов, то они  должны были казнить короля в январе 1794 года.  И тем самым продемонстрировать свою приверженность сатанизму. Но его казнили в января 1793-го. Тем самым, обвинение в сатанизме, вроде бы, отпадает. Несостоятельным становится и обвинение в ритуальном характере казни короля.

И вот здесь стоит задаться вопросом: а насколько верны хронологические даты в истории ордена Тамплиеров?

Европейская хронология – вещь весьма запутанная и темная.  И дело даже не в том, что в средневековой Европе не умели вести счет времени. Дело в том, что начало года в европейских летоисчислениях  несколько раз менялось. По одним летоисчислениям год начинался  1-го сентября, по другим  1-го  марта (или 25 марта), и 1-го декабря. Менялась и начальная точка отсчета эры. Начало летоисчисления вели, подражая римлянам, от основания Рима (753 г. до н.э.), от начала правления Августа (43 г.  до н.э.) и т.п.. Потом стали считать от «сотворения мира»,  но и этот счет не внес упорядоченности в хронологию.   В  Европе было в ходу  около 200 вариантов  счета лет от  начала этой эры!

Хотя счет лет «от Рождества Христова»  был разработан в VI веке нашей эры, но широко пользоваться им начали значительно позднее. В VIII веке стали встречаться первые документы с датой от «Рождества Христова». Светские календари в XII –XIII в.в. уже широко использовали эту новую датировку, но не повсеместно.  Лишь со времени папы Евгения IV (1431)  эта  эра стала регулярно  использоваться в документах папской канцелярии. Примерно в это же время последней в Западной Европе перешла на счет лет от «Рождества Христова»  Португалия.

Теперь представьте ситуацию, с которой сталкивались хронисты средневековой Европы. Предположим, 1-го января они начали отсчет нового 1100 года. Через некоторое время следует  папский эдикт предписывающий начало года считать с 25 марта. Сразу же возникает вопрос: а какой год наступает 25 марта? 1100 или 1101?

Логичней было бы считать, что начинается все же 1100 год. Следовательно, предыдущий год увеличивается на три месяца, что ведет к неизбежным ошибкам при пересчете дат.

Следующий папский эдикт   предписывает начало года считать с 1-го числа сентября. И вот здесь ситуация запутывается окончательно. Вроде бы, с 1-го сентября следует считать новый 1101 год. Но тогда  предыдущий 1100 год сокращается до 8 месяцев. Если считать, что 1-го сентября вновь наступает 1100 год, то предыдущий год увеличивается до 20 месяцев.

Именно такая ситуация прослеживается и в русской хронологии. Мартовский счет лет сменился на сентябрьский, что повлекло за собой путаницу в датах. Сейчас большинство историков почти не сомневаются в том, что Куликовская битва произошла не в 1380 году, как нас учили в школе, а в 1379.  Можно, конечно, исправить эту дату, но это единичное исправление лишь усугубит проблему. Не значит ли это, что мы должны исправить все даты русской истории, начиная с «Повести временных лет»?

Свою лепту в отечественную хронологическую неразбериху внес и великий Преобразователь  России, Петр I. Своим указом он повелел считать 1 января 7208 года "от сотворения мира"  1 январем 1700 года "от Рождества Христова". Поскольку в  России  в то время была в ходу календарная эпоха, начинавшаяся 1 сентября, то 7208 год получился самым коротким - всего четыре месяца (сентябрь- декабрь).

Добавим сюда еще две мартовские эпохи счета времени, которые применялись   русскими хронистами, и в результате получим  настолько запутанную ситуацию со счетом времени, справиться с которой  историческая наука не может до сих пор.     И до сих пор ученые  постоянно спотыкаются и делает массу ошибок при  переводе русских  летописных дат в европейское летоисчисление.

Некоторую упорядоченность в европейскую хронологию внес Иосиф Скалигер (1540-1609), итальянец, проживавший во Франции. Он предложил вести счет времени  от полудня 1 января 4713 г. до РХ., и назвал этот счет  Юлианским. Юлианский период Скалигера составляет 7980 лет.  


Ж.Ж. Скалигер, отец научной хронологии.

Современная историческая датировка событий мировой истории основана на хронологии Скалигера. Но значит ли это, что она безупречна? Уже при жизни Скалигера вышло много памфлетов с критикой и издевками в адрес  его  системы. Эта критика не затухает и в наше время. Вот всего лишь одна цитата:

 «... Иозеф Юстус Скалигер опубликовал величайший исторический бред всех времен и народов, лежащий и сегодня еще в основе общепринятого исторического мифа.» (Е.Я. Габович).

Поэтому вполне уместно предположить, что официальная датировка событий, связанных с историей ордена Тамлиеров, не совсем верна. И исправить ее могли  в XVIII веке французские ученые, такие, как знаменитый матеиатик и астроном Лаплас. Именно его революционное  (читай, масонское) правительство Франции привлекло к работе над новым календарем, а затем к работе над вычислением длины метра. И Лаплас, совместно с другими членами комиссии, вычислил этот метр. И получил откровенно сатанинский эталон длины.  Французским академикам удалось самым удивительным образом  совместить в метре новейшие научные достижения своего века  с откровенным  сатанизмом. Но об этом несколько позднее…

Пьер-Симон Лаплас

 

Поэтому с изрядной долей уверенности можно предположить, что собор в Труа состоялся  не в 1128, а в1127 году. Следовательно, в январе 1793 года исполнилось 666 лет со дня официального утверждения ордена Тамплиеров. Именно в этот день (с учетом поправок в Григорианский календарь) и был казнен король Людовик  XVI.

Обращают на себя внимание и странные совпадения в жизни казненного монарха. Уже упоминалось о том, что он был по счету шестьдесят шестым королем Франции и его правление продолжалось   6666 дней, если считать от дня смерти короля Людовика XV (10 мая 1774 г.) до дня революции 10 августа 1792 г. Именно в этот день он был отстранен от престола.

Возможно, это случайность, на которую не стоит обращать особого внимания.  Но вот следующее совпадение  трудно отнести к случайным.

В астрономии есть такое понятие, как прецессия, т.е.  смещение точки весеннего равноденствия относительно звезд. Эту величину измеряют и в секундах времени, и в градусах.  Прецессионный сдвиг точки весеннего равноденствия между двумя событиями (казнью Жака де Моле и казнью короля Людовика  XVI)  21 января 1793 года достиг величины  6.66°.

Прецессия очень   интересное и очень сложное явление, которое можно уподобить часам мироздания.  Тысячелетиями безмолвно скользит точка весеннего равноденствия по небесному экватору, отсчитывая секунды, минуты и часы  вечности. По-существу, это точнейший хронометр, который нам подарил неведомый творец Космоса.

Единственный недостаток этих часов в том, что  величина прецессионного сдвига  в астрономии окончательно не определена до сих пор. Она зависит от тех опорных звезд, от которых ведется отсчет.  В нашей части видимой вселенной все звезды непрерывно движутся, что сказывается на результатах определения прецессионного сдвига.

В годы    французской революцией именно Лаплас занялся изучением прецессии. Это нужно было ему не только для научных, но и для прикладных целей – для расчета нового революционного летоисчисления. Не исключено, что Лаплас и определил   тот момент, когда прецессионный сдвиг (считая от казни Жака де Моле) достигнет  величины в 6.66°.

 Именно в этот день  Людовик XVI и был казнен. Точнее, принесен в жертву неведомым богам темных масонских культов.

 В дальнейшем мы не раз столкнемся  и с другими подобными случаями в истории Великой французской революции, в которых примечательные астрономические явления отмечались человеческими жертвами. Все это заставляет подозревать, что французские масоны создали тайный культ, в котором самым причудливым образом сочетались последние достижения науки с темным оккультизмом.  Подобное явление   можно назвать  научныv  оккультизмом. Или научным сатанизмом.

 

Владимир Куковенко

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ АКЦИЯ

Рождественская акция на книгу "К чужому берегу":

33-процентная скидка в период с 30 ноября 2017-го по 7 января 2018-го года включительно.

Малоизвестные эпизоды из жизни Марии Антуанетты


Художница Элизабет Виже-Лебрен — автор многих (если точно — более трех десятков!) портретов королевы. Можно даже сказать, между двумя женщинами — творческой личностью и венценосной особой — существовало что-то вроде дружбы.
На картине изображен тот момент, когда мадам Виже-Лебрен, беременная, рисовала очередной портреты королевы, и у нее рассыпались кисти. Она порывалась было собрать их, но Мария Антуанетта жестом остановила ее, наклонилась и сама собрала необходимые для работы предметы...
Наверное, это характеризует королеву наилучшим образом, разве нет?
Сам эпизод можно датировать приблизительно 1779-1780 годами, ведь именно в то время у художницы родилась единственная дочь.

Судьба Элизабет сложилась счастливее, чем судьба ее венценосной заказчицы. Она прожила 84 года, побывала во многих странах (в том числе и в России), написала множество картин. И оставила мемуары, в которых тепло и правдиво описала все, что знала об Ее Величестве...




Французские розы, бретонские гортензии, беспородная, но такая красивая жимолость...

Все это -- растения из моего сада. Я люблю Францию и, подобно многим женщинам, люблю розы, которые, наверное, как никакой другой цветок олицетворяют душу этой страны (увы, нынче почти погибающую). Жозефина Бонапарт обожала их, устроила в Мальмезоне питомник из 200 сортов... Какие-то потомки ее цветов растут и у меня. Но, честно говоря, все современные розы -- потомки французских, потому что выведены были селекционерами на основе дикорастущего кустарника Rosa gallica.



Гортензии же -- душа Бретани. Каждое бретонское подворье украшено кустами с крупными белыми, красными или голубыми соцветиями, которые цветут так долго, да и после цветения сохраняют декоративность -- вплоть до ноябрьского ненастья.



К слову, о ненастье. В период ноябрьских дождей я всегда просматриваю июньские фото своего сада (в моей дилогии об Адель Эрио ее мать, Гортензия, всякий раз перед сном просматривала открытки с видами родной далекой Мартиники). Это наполняет теплом... и возвращает хорошее настроение. Зима близко, а весна далеко. Но она все-таки придет, надо только запастись терпением.

Больше фотографий -- Вконтакте.






Розовый замок в Бретани, еще один

Оказывается, розовые замки, описанные мною в одноименной книге, в Бретани не только существуют, но и существуют не в единственном экземпляре. Их по крайней мере два! Об одном из них -- Розанбо -- я уже писала; теперь речь пойдет о более крупном и внушительном сооружении, окруженном к тому же 85 га восхитительного парка -- именно такого, какой я изобразила в "Хозяйке розового замка". Это -- замок Треваре в департаменте Финистер. Почитать о нем и посмотреть множество великолепных фото можно в моей группе Вконтакте -- ЗДЕСЬ

ВАЛТАСАРОВ ПИР: НОВАЯ РЕДАКЦИЯ В СВОБОДНОМ ДОСТУПЕ

В моей группе ВКОНТАКТЕ в разделе "Документы" можно скачать книгу "Валтасаров пир" (Сюзанна-2) -- вариант в новой авторской редакции, опубликованной в 2016 году. Напоминаю, что сюжетные изменения весьма значительны, введены новые персонажи, привнесены новые исторические трактовки, расширены описания эпохи, и все новые книги серии пишутся с учетом этих изменений.

Приятного чтения!

ВАШИ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ. ОПРОС

Дорогие друзья,

прошу вас поучаствовать в коротеньком опросе на страничке моей группы ВКонтакте.

Здесь речь идет о том, каким вы желаете видеть исторический любовный роман.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ШАНЕЛЬ И РОЗА БЕРТЕН ИЗ РОМАНА РОКСАНЫ ГЕДЕОН "К ЧУЖОМУ БЕРЕГУ"

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ШАНЕЛЬ И РОЗА БЕРТЕН ИЗ РОМАНА РОКСАНЫ ГЕДЕОН "К ЧУЖОМУ БЕРЕГУ"

На первом фото — квартира Коко Шанель на улице Камбон в Париже. "Королевский" стиль. В ХХ веке модистки и короли поменялись местами:) Можно по-разному к этому относиться, но Франции, как и России, эта метаморфоза на пользу не пошла.

19 августа — день рождения знаменитой Коко. По этому поводу — отрывок из нового романа Роксаны Гедеон "К чужому берегу", посвященный жизни еще одной знаменитой модистки — Розы Бертен (Rose Berthin).

ГЛАВА ВТОРАЯ
ПЬЯНАЯ ГЕРЦОГИНЯ (отрывок)

"Звонок, подвешенный к двери магазина мадемуазель Бертен на улице Сент-Оноре, звучал так же мелодично и нежно, как и одиннадцать лет назад, и мне в какой-то миг показалось, что совсем мало прошло времени с того дня, когда я в последний раз переступала порог этой некогда безумно модной лавки. Вспомнить хотя бы тот осенний день 1788 года, когда я явилась сюда, преисполненная решимости завоевать сердце Франсуа де Вильера и вызвать его ревность. В восемнадцатилетнем возрасте голова бывает забита самыми глупыми желаниями… Для достижения тогдашней цели мне страх как нужен был великолепный туалет, и ради него я тогда впуталась в сумасшедшие долги, впоследствии пустившие ко дну весь корабль моего благосостояния.

С тех пор минуло более десятилетия, над Парижем прогрохотали смертоносные революционные бури, однако… лавка Розы Бертен была на все том же месте, так же была убрана цветами входная дверь, так же сияли на весеннем солнце стекла ее безукоризненно чистых витрин, а за ними так же соблазнительно искрились свертки дорогих шелков и муслинов, заставляя многих горожанок замедлять шаг и останавливаться. Одна из них, понимая, что я готовлюсь зайти в лавку и явно буду клиенткой известной портнихи, не удержалась и обожгла меня довольно завистливым женским виглядом.

Таким образом, жизнь продолжалась. И Париж возрождался, я не могла этого не отметить. Улица Сент-Оноре, некогда одна из самых шикарных в столице, уверенно возвращала себе прежний шик. Кроме магазина Розы Бертен, здесь не счесть было лавок модного платья. Только навскидку, проезжая в карете, я насчитала четыре портновских заведения, два галантерейных, два шляпочных и четыре обувных! В двух магазинчиках, как и прежде, изготавливались парики. Процветали цветочницы, потому что было весьма модно украшать прически цветами, колосьями и дубовыми листьями… Повсюду в витринах были развернуты свежие выпуски «Модного журнала для дам», который выходил теперь очень часто – раз в пять дней, и на его страницах красовались цветные гравюры, изображающие последние парижские модели одежды. То и дело хлопали входные двери лавок, выпуская посыльных с коробками, — они спешили доставлять заказы. Казалось, вот-вот и у магазина Розы Бертен прозвучит возглас: «Дорогу поставщику ее величества королевы!» — и тогда картина сходства с прежним Парижем вообще станет полной…

Но такие возгласы, разумеется, не звучали. Не звучали и какие-либо титулы. Можно было предположить, что потребителями этого возрождающегося блеска являются зажиточные буржуа, заселившие улицы Сантье и Вожирар, — финансисты, армейские поставщики, биржевые торговцы.

— Просим вас, мадам. Мы очень рады вас видеть.

Служанка, поклонившись, пошла известить хозяйку магазина о моем прибытии, а я тем временем завороженно смотрела на большой портрет, украшавший стену в глубине лавки. На нем во весь рост была изображена королева Мария Антуанетта. Молодая, сияющая, в потрясающем платье из красного бархата, украшенном тонким

светлым кружевом, она держала в белой руке алую розу. И на меня будто повеяло давним, любимым ее ароматом роз, которыми были пропитаны все вещи в ее покоях – и в Версале, и потом в Тюильри…

Этот портрет еще раз доказывал, как все изменилось в Париже. Здесь уже можно было украсить стену огромной картиной с изображением королевы и сохранить при этом голову. По слухам, в этом году в годовщину казни короля роялисты так осмелели, что завесили траурным полотнищем весь фасад церкви Мадлен, и за эту выходку никто из них не поплатился даже тюрьмой. «Чем уж так плох Бонапарт? – мелькнуло у меня в голове. – Он явно не чувствует к аристократам неприязни. Одному Богу известно, почему Кадудаль и Александр так упорствуют. Ведь генерал не имеет никакого отношения к их личным кровавым счетам с революцией!»

— Мадам де Ла Тремуйль! Принцесса! Благодарение Богу, что мне довелось опять свидеться с вами, ваше сиятельство!

Изящная мадемуазель Роза, невысокая и хрупкая, присела передо мной в безупречном придворном реверансе, а когда выпрямилась, ее серые глаза окинули цепким и быстрым взглядом мое лицо и фигуру.

— Клянусь Пречистой Девой, вы совершенно не изменились, мадам. Как будто и не было всех этих лет!.. Должно быть, судьба была к вам благосклоннее, чем ко множеству других версальских дам.

О самой Розе Бертен, увы, нельзя было сказать того же. Густая сетка морщин окружала ее глаза, горестные складки залегли в углах рта, та прелестная легкость, которой прежде славилась портниха, уступила место старческой сухости. Она по-прежнему высоко держала голову, пудрила лицо и сохраняла прямой стан, но эта стройность уже никого не могла ввести в заблуждение: Роза напоминала теперь старушку и выглядела на все свои пятьдесят пять лет. Я помнила ее в фижмах и кринолинах Старого порядка. Нынешняя мода только добавляла ей костлявости, хотя она и пыталась прятать худые руки под дорогой кашемировой шалью.

— Я тоже очень рада, мадемуазель Бертен. Когда господин де Талейран сообщил мне, что вы в Париже, у меня екнуло сердце. Столько воспоминаний! Особенно…

— Особенно об ее величестве, — как эхо, отозвалась она, заканчивая мою мысль. – Ах, принцесса, ведь это мне выпала печальная честь сшить для королевы траурное платье.

Нельзя было даже и подумать о том, чтобы вот так сразу заниматься примерками и выбором фасонов. Нас обеих переполняли чувства. Роза проводила меня в свой кабинет, предложила чашку шоколада и с глазами, полными слез, поведала о том, что оставалась в Париже вплоть до весны 1793 года, пока во Франции не был объявлен террор. Мария Антуанетта была уже вдовой, под арестом в тюрьме Тампль, и чтобы королеве было что носить в знак траура по мужу, Роза перелицовывала ее старые платья и чепцы, пришивая к ним черные ленты.

— Можно ли было предугадать, что все так закончится? Сколько пандор я сделала для ее величества8… в какие только уголки мира они ни отправлялись! Добирались, бывало, до самого Санкт-Петербурга… Королева – это же была сама нежность. Сама доброта… Какой жестокой и незаслуженной участи подвергли ее эти изверги!

По словам Розы, она готова была остаться с королевой до конца, но Мария Антуанетта приказала ей поберечь себя.

— Якобинцы уже начали против меня следствие. Мне пришлось сжечь все бухгалтерские счета и книги и, бросив все, бежать в Лондон. Я заранее знала, что ничего хорошего меня там не ждет. Невозможно дважды войти в одну и ту же реку. Заказы были, конечно, но наши французские дамы беднели с каждым днем. Да еще эта мода…

Лицо портнихи наполнилось почти отчаянием.

— Эта мода так поменялась. Я до сих пор не нахожу в этой античности ничего привлекательного. То ли дело раньше! Высокие шляпы… Роскошные прически… И платья, на которые уходило по сорок футов материи…

Промокнув покрасневшие глаза кружевным платочком, она взглянула на меня:

— А вы? Как сложилась ваша судьба? Неужели правда то, что вы все эти годы провели во Франции, не выехав за границу ни на день?

Я невесело улыбнулась.

— Да, Роза, да. Хотя, когда я говорю это, мне самой не верится.

Она смотрела на меня с нескрываемым уважением.

— Должно быть, у Господа Бога на вас особые планы. Подумать только! Как ужасно погибла принцесса де Ламбаль. А ведь вы были к королеве куда ближе, нежели она. И я могу понять…

— Что? – переспросила я, заметив, что она не спешит договорить.

— Могу понять, почему господин де Талейран так выделяет вас.

— Выделяет из кого?

— О, да ведь вокруг него, как известно, крутится целый женский гарем.

— Не слышала о таком, — призналась я искренне.

— Уверяю вас! Он окружен обожательницами. Чуть ли не каждая вернувшаяся из эмиграции герцогиня – его поклонница. Мадам де Люинь, принцесса де Водемон…

— А вы откуда знаете, Роза? – спросила я. – Он направляет их к вам?

— Ну да! Я так понимаю, примеряет на роль звезды парижского света. Ох, мало найдется таких интриганов, как он! – Она метнула на меня пытливый взгляд и поспешила добавить: — Надеюсь, это не дойдет до его ушей, потому что он весьма щедрый заказчик, благослови его Господь. Но дамы, которых он присылает, бывают так привередливы!..

Это замечание задело какую-то глубоко женскую струну в моей душе. Привередливость – такое истинно женское качество… До него ли мне было, когда я переживала за мужа, объявленного вне закона? Когда в Сент-Элуа привозили английские ружья? Когда горели Белые Липы? Фасон шляпки, тон румян и пудры, цветы к прическе – это так давно не было моим предметом для раздумий…

— А я уже и забыла, когда была привередлива, — вырвалось у меня.

Мадемуазель Бертен меня успокоила:

— Это обычное дело после революции. Погодите, принцесса, побудете в Париже хотя бы полгода – вновь станете щеголихой. О, наш Париж!.. Это же великий Вавилон. Царство элегантности, куда там Лондону!

Я помнила, что Роза несколько лет провела в Лондоне, и порывалась было задать несколько вопросов касательно жизни там: все-таки мне, возможно, предстояло испробовать ее на вкус… Но портниха не позволила мне вставить ни слова, увлеченная собственными темами.

— По отношению к вам монсеньор – я до сих пор так называю господина епископа Отенского — дал совершенно особые наставления. И его можно понять: вы действительно можете принести ему успех.

Окинув меня уже оценивающим взглядом портнихи, Роза признала:

— Да, вы сохранили великолепную фигуру. Должно быть, у вас отличный супруг. Это часто влияет на женские формы благотворно, поверьте… Мода на завышенные талии идет далеко не всем. Большинство дам в модных платьях без корсетов — как бочонки, право слово! Нет, нынешний крой — только для стройных и длинноногих. А вы с вашей внешностью… вы можете носить какие угодно фасоны. И цвета. Вам пойдут даже сложные оттенки. Шоколадный, оранжевый, цвет фуксии – все это можете надевать со смелостью. Вот только розовый я бы вам не предложила. Он поблекнет на фоне ваших черных глаз…"

Книгу "К чужому берегу" (Сюзанна-12) можно приобрести как здесь, на сайте автора.


#роксана_гедеон #сюзанна #перечень_книг_о_сюзанне #история_франции #первый_консул #1800_год #бонапарт #наполеон #франция #париж #мальмезон #жозефина #талейран #французская_революция #французский_роман #исторический_роман #любовный_роман #император_наполеон #маренго

О способах оплаты заказов

Для тех, кто заказывает мои книги и интересуется, как можно произвести предоплату, есть хорошие новости: несмотря на постоянную политическую турбулентность, легкие пути остаются.

В моей группе Вконтакте (Роксана Гедеон.Франция по-русски), которую ведет моя помощница из Запорожья Ксения Кузьменко, появилась кнопка ПОЖЕРТВОВАТЬ. Она находится в самом верху группы, выделена зеленым цветом, и ее трудно не заметить. И да, ее можно использовать, чтобы оплатить заказ самыми разными способами, а не только унылым почтовым переводом.

Всего способов оплаты целых восемь -- от банковских карт до перечисления денег с мобильного телефона, от биткоинов до системы Сбербанк-онлайн.

Я рекомендую этот способ оплаты. К нему можно относиться с полным доверием. Разумеется, предварительно нужно оформить заказ на сайте.

Для тех, кто не любит Вконтакте, есть аналогичный способ на Facebook (здесь)

Эта кнопка выглядит как ПОДДЕРЖАТЬ, способы оплаты те же, что и Вконтакте.

ПРИ ОПЛАТЕ В ГРАФЕ "КОММЕНТАРИИ" ПРОШУ УКАЗЫВАТЬ ПОЛНЫЙ АДРЕС. ПРИ ЖЕЛАНИИ ПОЛУЧИТЬ АВТОГРАФ -- ПОЖАЛУЙСТА, ПИШИТЕ ТАМ ЖЕ.


При возникновении каких-либо вопросов или затруднений можно воспользоваться кнопкой "обратная связь" (она находится на моем сайте в верхней панели).



Заодно приглашаю вступать в группы, чтобы быть в курсе новостей.

Приношу извинения за этот чисто технический, вне творческих рамок, пост.


Двенадцатая книга уже на моем сайте!

Да, двенадцатая книга -- "К чужому берегу" -- уже доступна для заказа на моем сайте, и больше тут, пожалуй, добавить нечего.

Разве что то, что возможности для оплаты заказа, конечно, сузились -- из-за всем известных причин (закрытия банков, запрещения мгновенных переводов), и это не может не огорчать. Однако в свое время Сюзанна и не такое переживала, так что все это пустяки. Переживем:)

  << пред   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   след >>

(пусто)
 
БЛОГ
Голосование
Вы предпочитаете читать книги:
Работает на основе WebAsyst Shop-Script